Аналитический обзор судебной практики по рассмотрению в судах Ленинградской области заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц ФССП России за 6 месяцев 2016 года

Во исполнение п. 7.3.2 Положения об организации работы по судебной защите по спорам, вытекающим из деятельности Федеральной службы судебных приставов и ее территориальных органов, утвержденного приказом ФССП России от 11.01.2016 № 1, УФССП России по Ленинградской области проведен анализ судебной практики по оспариванию постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей и иных должностных лиц в первом полугодии 2016 года.

За 6 месяцев 2016 года судами принято к производству 299 заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов, из них 40 - арбитражным судом, 259 - судом общей юрисдикции. Количество удовлетворенных судами заявлений составило 12 заявлений (4,01 % от общего количества заявлений, принятых судами области к производству).

За аналогичный период 2015 года, судами принято к производству 295 заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов, из них 76 - арбитражным судом, 219 - судом общей юрисдикции. Удовлетворенных заявлений - 7 (2,37 % от общего количества заявлений, принятых судами области к производству).

Таким образом, можно прийти к выводу о незначительном росте в первом полугодии 2016 года количества, поданных в суды заявлений (административных исковых заявлений) об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей и иных должностных лиц.

За период шести месяцев 2016 года наиболее часто обжаловались:

– бездействие судебных приставов-исполнителей - 61 заявление (за аналогичный период прошлого года в суды Российской Федерации поступило 77 заявлений данной категории);

– постановления судебных приставов-исполнителей о взыскании исполнительского сбора - 39 заявлений (за аналогичный период прошлого года в суды Российской Федерации поступило 41 заявление данной категории);

– действия судебных приставов-исполнителей по аресту имущества, наложению запрета на совершение регистрационных действий - 32 заявление (за аналогичный период прошлого года в суды Российской Федерации поступило 41 заявлений данной категории);

– действия судебных приставов-исполнителей по возбуждению исполнительного производства - 56 заявления (за аналогичный период прошлого года в суды Российской Федерации поступило 33 заявления данной категории);

 

– по обжалованию оценки арестованного имущества - 12 заявлений (за аналогичный период прошлого года в суды Российской Федерации поступило 14 заявлений данной категории);

– по обжалованию обращения взыскания на денежные средства - 23 заявления (за аналогичный период прошлого года в суды Российской Федерации поступило 17 заявлений данной категории);

– по обжалованию бездействия иных должностных лиц (за исключением судебных приставов-исполнителей и приставов по ОУПДС) - 27 заявлений (за аналогичный период прошлого года в суды Российской Федерации поступило 25 заявлений данной категории);

– по обжалованию действий (бездействия) в рамках исполнительных производств о взыскании алиментов - 13 заявлений (за аналогичный период прошлого года в суды Российской Федерации поступило 12 заявлений данной категории);

– по окончанию исполнительного производства - 15 заявлений (за аналогичный период прошлого года в суды Российской Федерации поступило 7 заявлений данной категории).

За шесть месяцев 2016 года число заявлений, признанных судебными органами обоснованными составило 12, из них: 4 - по обжалованию бездействия должностных лиц службы судебных приставов, 3 - связанных с возбуждением исполнительного производства, 2 - по исполнению исполнительных документов о взыскании алиментов, 1 - по окончанию исполнительного производства, 1 – по взысканию исполнительского сбора, 1 - из действий по ограничению должнику права выезда за пределы РФ.

В первом полугодии 2015 года число заявлений, признанных судами Российской Федерации составило 7, из них: 4 - по обжалованию бездействия судебного пристава-исполнителя, 2 - предъявлены должниками по обжалованию постановлений о взыскании исполнительского сбора, 1 - по возбуждению исполнительного производства.

Причины удовлетворения судами заявлений об обжаловании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов в первом полугодии 2016 года остались неизменными по сравнению с аналогичным периодом 2015 года:

– увеличение нагрузки на судебных приставов-исполнителей по исполнению судебных актов и актов иных уполномоченных органов;

– формальный подход со стороны отдельных лиц к исполнению, возложенных на них, обязанностей;

– незнание судебными приставами-исполнителями положений законодательства об исполнительном производстве.

Следует отметить, что в 10 случаях, благодаря правовой помощи сотрудников отдела правового обеспечения, судебные акты судов первой инстанции были отменены в вышестоящих судах как незаконно принятые.

С точки зрения правоприменительной практики, наибольший интерес представляют следующие категории дел.

 

1. Бездействие судебных приставов-исполнителей

 

В первом полугодии 2016 года бездействие судебных приставов-исполнителей оспаривалось 61 раз (20,4 % от общего количества заявлений, рассмотренных судами). Четыре заявления данной категории удовлетворены.

За аналогичный период прошлого года бездействие судебных приставов-исполнителей оспаривалось в 77 случаях (26,1 % от общего количества заявлений, принятых судами области к производству). Удовлетворено 4 заявления.

Обращения в суд с заявлениями по данной категории дел были обусловлены:

– нарушением, установленных Законом об исполнительном производстве, сроков совершения исполнительных действий;

– непринятием всех необходимых мер принудительного исполнения по исполнительному производству;

– несвоевременным направлением постановлений сторонам исполнительного производства и др.

 

Так, Мороз А.М. обратился в Кировский городской суд Ленинградской области с административным исковым заявлением, ссылаясь на то, что в рамках исполнительного производства № 36151/15/47026 судебным приставом-исполнителем Кировского районного отдела судебных приставов управления Федеральной службы судебных приставов по Ленинградской области (далее – судебный пристав-исполнитель) Логвиненко Т.В. не предпринято мер в целях исполнения решения суда о взыскании в его пользу денежных средств с Поляковой О.С. Сведения о направлении должнику копии постановления о возбуждении исполнительного производства отсутствуют. Судебным приставом-исполнителем не предпринято никаких мер, в связи с поступлением ходатайств взыскателя о проведении исполнительных действий, в том числе об ограничении права выезда должнику за пределы Российской Федерации, о направлении запросов в регистрирующие органы, о розыске счетов и наложении ареста на денежные средства должника в банках, об обращении взыскания на доход, получаемый должником. Несмотря на наличие ответа из банка о том, что у должника имеются расчётные счета, постановление об обращении взыскания на денежные средства, находящиеся на расчётных счетах, не вынесено. Выход в адрес по месту регистрации должника не осуществлён, арест имущества должника не производился. Содержащиеся в исполнительном листе требования не исполнены в двухмесячный срок, денежные средства взыскателем не получены.

Решением Кировского городского суда Ленинградской области от 7 декабря 2015 года (дело № 2а-2367/2015) административное исковое заявление Мороза А.М. удовлетворено. Признано незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя Логвиненко Т.В., на которого возложена обязанность совершить необходимый комплекс исполнительных действий в рамках исполнительного производства № 36151/15/47026.

Определением судебной коллегии по административным делам Ленинградского областного суда от 03.03.2016 по делу № 33а-1163/2016 решение Кировского городского суда Ленинградской области от 7 декабря 2015 отменено, принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований Мороза А.М.

Суд апелляционной инстанции в своем судебном акте указал на следующее.

Статьёй 64 ФЗ «Об исполнительном производстве» определены исполнительные действия, которые судебный пристав-исполнитель вправе совершить в процессе исполнения требований исполнительных документов.

В соответствии со статьёй 12 ФЗ «О судебных приставах» в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Совокупный анализ приведённых норм свидетельствует о том, что судебный пристав-исполнитель самостоятельно определяет объём и характер совершаемых (необходимых) действий, мер принудительного исполнения, в связи с чем, принятие (непринятие) тех или иных мер само по себе не может расцениваться как нарушение прав взыскателя.

В материалах дела № 2а-2367/2015 имеются, предоставленные судебным приставом-исполнителем, материалы исполнительного производства, в которых имеются документы, подтверждающие направление должнику и взыскателю постановления о возбуждении исполнительного производства.

Кроме того, материалы исполнительного производства содержат, вынесенные судебным приставом-исполнителем, постановления об обращении взыскания на денежные средства должника, находящиеся в банках.

Также, судебным приставом-исполнителем направлялись запросы в Федеральную миграционную службу Российской Федерации, в управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ленинградской области и по Санкт-Петербургу, налоговые органы, Пенсионный фонд Российской Федерации, банки, ГИБДД МВД России.

В соответствии с представленными ответами, зарегистрированное недвижимое имущество и автомобили у должника отсутствуют.

Судебным приставом-исполнителем вынесены постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации.

Судебным приставом-исполнителем у должника взяты объяснения, из которых следует, что должник  Полякова О.С. находится в отпуске по беременности и родам, имущества в собственности не имеет. Полякова О.С. предупреждена об уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности в крупном размере.

Также, судебным приставом-исполнителем совершён выход в адрес регистрации Поляковой О.С. с целью установления её имущественного положения. Имущество, принадлежащее должнику на праве собственности, не установлено.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», неисполнение требований исполнительного документа в срок, предусмотренный Законом об исполнительном производстве, само по себе не может служить основанием для вывода о допущенном судебным приставом-исполнителем незаконном бездействии.

Таким образом, судебная коллегия пришла к выводу о том, что судебным приставом-исполнителем были предприняты необходимые действия, направленные на исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе.

Кроме того, в соответствии с пунктом 12 части 1 статьи 101 ФЗ «Об исполнительном производстве» взыскание не может быть обращено на пособия граждан, имеющим детей, выплачиваемые за счёт средств федерального бюджета, государственных внебюджетных фондов, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов.

К таким пособиям на основании статьи 3 ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» отнесено пособие по беременности и родам.

Исходя из изложенного, судебная коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что судебным приставом-исполнителем не предпринято никаких мер по исполнению решения суда за счёт установленных доходов должника, поскольку на указанный доход взыскание обращено быть не может.

 

Еще одним положительным примером судебной практики является административное дело по административному иску Сигатуллиной Л.Н.  (дело № 2а-329/2016).

Так, Сигатуллина Л.Н. обратилась в Кировский городской суд Ленинградской области с административным исковым заявлением, в котором просила признать незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя Кировского районного отдела судебных приставов УФССП России по Ленинградской области (далее – Кировский отдел) Мишановой Е.Ю. в рамках исполнительного производства № 20542/11/26/47, выразившееся в несвоевременном снятии запрета регистрационных действий в отношении автотранспортного средства должника при окончании исполнительного производства и обязать судебного пристава-исполнителя снять запрет регистрационных действий в отношении автотранспортного средства должника.

В обоснование заявления административный истец указал, что вышеуказанный запрет наложен в рамках исполнительного производства о взыскании с него в пользу налогового органа денежных сумм. Исполнительное производство окончено в сентябре 2014 года. В августе 2015 года Сингатуллина Л.Н. обратилась в ГИБДД с целью снятия с учета автомобиля, который был утрачен в 2011 году, однако в удовлетворении ее заявления было отказано, в связи с наличием ареста на данном имуществе.

Решением Кировского городского суда Ленинградской области от 28 января 2016 года административное исковое заявление Сингатуллиной Л.Н. удовлетворено. Признано незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя, выразившееся в несвоевременном снятии запрета регистрационных действий в отношении автотранспортного средства должника по исполнительному производству № 20542/11/26/47.

Судебный пристав-исполнитель требования Сингатуллиной Л.Н. в судебном заседании не признал и просил суд отказать в их удовлетворении, в связи с пропуском срока на обращение в суд с соответствующим административным иском, поскольку о нарушенном праве административный истец узнал в августе 2015 года, а в суд обратился лишь в декабре 2015 года.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции указал, что бездействие носило длящийся характер. Поэтому, довод административного ответчика о пропуске срока обжалования, судом признан необоснованным. Ссылаясь на п.3 ч.6 ст.47 ФЗ «Об исполнительном производстве» суд пришел к выводу о нарушении срока отмены наложенного ограничения путем направления в уполномоченные органы и по изложенному основанию заявленное административное исковое заявление удовлетворил.

Судебная коллегия по административным делам Ленинградского областного суда 21.04.2016 отменила решение Кировского городского суда Ленинградской области от 28 января 2016 года и указала на следующее.

Согласно ст. 122 ФЗ «Об исполнительном производстве» жалоба на постановление должностного лица службы судебных приставов, его действия (бездействие) подается в течение десяти дней со дня вынесения судебным приставом-исполнителем или иным должностным лицом постановления, совершения действия, установления факта его бездействия либо отказа в отводе. Лицом, не извещенным о времени и месте совершения действий, жалоба подается в течение десяти дней со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о вынесении постановления, совершении действий (бездействии).

В соответствии с частью 3 ст. 219 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации административное исковое заявление о признании незаконными решений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя может быть подано в суд в течение десяти дней со дня, когда гражданину, организации, иному лицу стало известно о нарушении их прав, свобод и законных интересов.

Статьей 219 Кодекса административного судопроизводства РФ (ч.ч.5,7,8) предусмотрено, что пропуск установленного срока обращения в суд не является основанием для отказа в принятии административного искового заявления к производству суда. Причины пропуска срока обращения в суд выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании. Пропущенный по указанной в части 6 настоящей статьи или иной уважительной причине срок подачи административного искового заявления может быть восстановлен судом, за исключением случаев, если его восстановление не предусмотрено настоящим Кодексом. Пропуск срока обращения в суд без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного (в том числе по уважительной причине) срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении административного иска.

В пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 №50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» разъяснено, что пропуск срока обращения в суд без уважительной причины, а также невозможность восстановления пропущенного срока обращения в суд является основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Судом установлено и сторонами не оспаривалось, что административный истец узнал о нарушенном праве в августе 2015 года, когда обратился в орган ГИБДД, но только 16 ноября 2015 года обратился в службу судебных приставов с заявлением об отмене запрета регистрационных действий.

Копия постановления судебного пристава-исполнителя от 25.09.2014 об отмене мер о запрете регистрационных действий по исполнительному производству  направлена в ФМРЭО-15 15 декабря 2015 года.

Таким образом, узнав о нарушении своего права в августе 2015 года, направив в службу судебных приставов заявление о снятии наложенных в рамках исполнительного производства ограничений 16 ноября 2015 года, Сунгатуллина Л.Н. обратилась в суд с административным исковым заявлением об обжаловании бездействия судебного пристава-исполнителя через 3 месяца после того как узнала о нарушении своего права, то есть с нарушением предусмотренного ч.3 ст. 219 КАС РФ срока обращения в суд с административным исковым заявлением об оспаривании действия (бездействия) судебного пристава-исполнителя.

Каких-либо уважительных причин пропуска установленного срока обращения в суд, Сунгатуллина Л.Н. не представила.

Следовательно, по делу отсутствовали правовые основания для восстановления пропущенного срока обращения в суд с административным исковым заявлением об оспаривании бездействия судебного пристава-исполнителя и соответственно отсутствовали основания для удовлетворения административного искового заявления.

С учетом изложенных обстоятельств, судебная коллегия по административным делам Ленинградского областного суда решение Кировского городского суда Ленинградской области от 28 января 2016 года отменила согласно п.4 ч.2 ст.310 КАС РФ, в удовлетворении административного искового заявления Сунгатуллиной Л.Н. о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя Кировского отдела, выразившегося в несвоевременном снятии запрета регистрационных действий в отношении автотранспортного средства должника по исполнительному производству № 20542/11/26/47, отказала.

 

Однако имеется и негативная практика по данной категории дел.

Так, ООО  «Дубковая бухта» (далее – общество, должник) обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава - исполнителя Межрайонного отдела по  особым исполнительным производствам Управления Федеральной  службы судебных приставов  по Ленинградской области Бондаренко Сергея Юрьевича (далее  –  судебный пристав-исполнитель),  выразившегося  в неосуществлении действий по окончанию исполнительного производства, в не передаче исполнительного листа ликвидатору  общества  Черняеву П.М., а также  обязании судебного пристава-исполнителя осуществить действия, направленные на окончание исполнительного производства и передачи указанного исполнительного листа ликвидатору общества, в связи с проведением процедуры его ликвидации.

Решением суда от 18.11.2015 (дело А56-66488/2015) заявление удовлетворено.

В апелляционных жалобах Управление и судебный пристав-исполнитель просили решение суда отменить и вынести по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления, ссылаясь на неправильное применение норм материального права. Согласно позиции Управления и судебного пристава-исполнителя, суд первой инстанции неправильно истолковал ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», в связи с тем, что постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.08.2015 по делу №А56-22710/2014 признана недействительной, вынесенная инспекцией в Единый государственный реестр юридических лиц (далее  –  ЕГРЮЛ), запись о государственной регистрации прекращения деятельности общества, а также признано недействительным решение инспекции о государственной регистрации прекращения деятельности общества, в связи с его ликвидацией, таким образом, юридическое лицо в настоящее время сохраняет статус действующего юридического лица.

Так, согласно ч.2 ст. 20 ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" регистрирующий орган вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации. С этого момента не допускается государственная регистрация изменений, вносимых в учредительные документы ликвидируемого юридического лица, а также государственная регистрация юридических лиц, учредителем которых выступает указанное юридическое лицо, или внесение в единый государственный реестр юридических лиц записей, в связи с реорганизацией юридических лиц, участником которой является юридическое лицо, находящееся в процессе ликвидации.

Согласно письму ФНС России от 27.05.2005 № ЧД 6-09/439 утверждены методические рекомендации «О ликвидации юридического лица». Согласно п.3 указанных методических рекомендаций ФНС России разъяснил: «Обращаем внимание, что с момента внесения в ЕГРЮЛ записи об отмене записи о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией к указанному юридическому лицу не применяются положения пункта 2 статьи 20 ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Таким образом, юридическое лицо сохраняет статус действующего юридического лица».

Следовательно, оснований для передачи исполнительного листа ликвидатору общества у судебного пристава-исполнителя не имеется.

Суд апелляционной инстанции, оставляя решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области в законной силе, указал на следующее.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, в августе 2012 года судебным приставом-исполнителем Выборгского отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Ленинградской области Филипенковой М. М.  на основании исполнительного листа, выданного Арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области, возбуждено исполнительное производство № 99535/12/22/47 о взыскании с общества 13 981 405 руб. 99 коп.

В сентябре 2012 года исполнительное производство № 99535/12/22/47 передано для дальнейшего исполнения в Межрайонный отдел по особым исполнительным производствам  Федеральной  службы судебных приставов  по Ленинградской области (далее – Межрайонный отдел).

Постановлением  судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела Ивановой К.В. от 24.10.2012 исполнительное производство №3961/12/36/47 окончено.

Решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 15.02.2013 по делу № А56-73760/2012, оставленным  без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.10.2013, постановление судебного пристава-исполнителя Ивановой К.В. от 24.10.2012 об окончании исполнительного производства признано незаконным.

Постановлением от 08.10.2013 старшего судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела отменено постановление судебного пристава-исполнителя от 24.10.2012 об окончании исполнительного производства и указанное исполнительное производство возобновлено.

Внеочередным общим собранием участников  общества от 12.08.2013 принято решение о добровольной ликвидации  должника.

В ноябре 2013 года налоговым органом в ЕГРЮЛ внесены сведения о начале процедуры ликвидации, о назначении ликвидатора и об утверждении ликвидационного баланса общества.

В декабре 2013 года инспекцией вынесено решение о государственной регистрации прекращения деятельности общества в связи с ликвидацией, соответствующая запись внесена в ЕГРЮЛ.

Решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.11.2014   признано недействительным  решение  инспекции  о государственной регистрации прекращения деятельности общества, в связи с ликвидацией и обязал инспекцию  устранить допущенные нарушения

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2015 решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.11.2014 отменено, в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.08.2015 постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.04.2015 по делу № А56-22710/2014 отменено, решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.11.2014 по делу  № А56-22710/2014 оставлено в силе.

В августе 2015 года инспекцией в ЕГРЮЛ внесены изменения в раздел ЕГРЮЛ, посвященной  статусу юридического лица: согласно строке 18 выписки из ЕГРЮЛ  общество находится в стадии ликвидации. 

Пунктом 6 ч. 1 ст. 47  ФЗ «Об исполнительном производстве» предусмотрено, что исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случае ликвидации должника-организации и направления исполнительного документа в ликвидационную комиссию (ликвидатору), за исключением исполнительных документов, указанных в  части 4 статьи 96 названного Федерального закона.

В силу ч. 4 ст. 96  ФЗ «Об исполнительном производстве» при получении копии решения арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (а также когда должник находится в процессе ликвидации) судебный пристав-исполнитель оканчивает исполнительное производство, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства, за исключением исполнительных документов о признании права собственности, компенсации морального вреда,  об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам.

Согласно ч. 5 ст. 96  ФЗ «Об исполнительном производстве» исполнительные документы, производство по которым окончено, вместе с копией постановления об окончании исполнительного производства в течение трех дней со дня окончания исполнительного производства направляются конкурсному управляющему или в ликвидационную комиссию (ликвидатору).

Вместе с тем судебный пристав-исполнитель, располагая информацией о начале процедуры ликвидации должника, не предпринял необходимых действий, предусмотренных статьями 47, 96 ФЗ «Об исполнительном производстве», чем допустил незаконное бездействие.

В настоящий момент УФССП России по Ленинградской области направлена кассационная жалоба на вышеуказанные судебные акты, судебное заседание не назначено.

 

2. Оспаривание действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей по возбуждению исполнительного производства.

 

За 6 месяцев 2016 года судами области принято к производству 56 заявлений о признании незаконными действий судебных приставов-исполнителей, связанных с возбуждением исполнительного производства (18,73 % от общего количества заявлений на действия судебных приставов-исполнителей). Удовлетворено три заявления данной категории.

За аналогичный период прошлого года судами принято к своему производству 33 заявления данной категории (11,2 % от общего количества, поступивших заявлений на постановления, действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей). Удовлетворено одно заявление.

Заинтересованные лица обращались в суд с заявлениями о признании незаконными действий, связанных с возбуждением исполнительного производства, в связи со следующими, имевшими место, по их мнению, нарушениями:

– возбуждением исполнительного производства по исполнительному документу, который не подлежит исполнению службой судебных приставов;

– необоснованным отказом в возбуждении исполнительного производства.

 

Так, Акционерное общество "Тихвинский вагоностроительный завод" (далее  - заявитель, должник) обратилось в Арбитражный суд Санкт - Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании незаконными действий судебного

пристава-исполнителя Тихвинского районного отдела судебных приставов УФССП России по Ленинградской области (Тихвинский отдел) и отмене постановления о возбуждении исполнительного производства № 162/169/47034 от 13.01.2016.

Свои требования заявитель мотивировал тем, что в Тихвинский отдел поступил исполнительный документ о взыскании задолженности в размере 287301,03 руб. с ЗАО «Тихвинский вагоностроительный завод» в пользу ООО «Онегин - Консалтинг». В заявлении о предъявлении данного исполнительного документа к исполнению представитель взыскателя не расшифровал свою подпись, в связи с чем, такое заявление  не подлежало принятию службой судебных приставов. Кроме того, в настоящее время ЗАО «Тихвинский вагоностроительный завод» реорганизован и наименование взыскателя изменилось на АО «Тихвинский вагоностроительный завод». Следовательно, судебный пристав-исполнитель, по мнению заявителя, незаконно принял решение о возбуждении исполнительного производства без соответствующего судебного акта о замене стороны по делу.

Суд первой инстанции отклонил доводы заявителя по следующим основаниям.

Исполнительный документ соответствует всем требованиям, предъявляемым к исполнительным документам, установленным ст. 13 ФЗ «Об исполнительном производстве». На основании ст. 12, 13, 14, 30 ФЗ «Об исполнительном производстве» судебным приставом-исполнителем правомерно возбуждено исполнительное производство № 162/16/47034-ИП. Постановления о возбуждении исполнительного производства направлены сторонам исполнительного производства.

До возбуждения исполнительного производства судебный пристав-исполнитель не вправе запрашивать какие-либо сведения о должнике и взыскателе.

В процессе исполнения требований исполнительного документа в соответствии со ст. 64 ФЗ «Об исполнительном производстве» судебным приставом-исполнителем сделаны запросы в регистрирующие органы. Из полученных ответов установлено, что организационно-правовая форма должника изменена с ЗАО «Тихвинский вагоностроительный завод» на АО «Тихвинский вагоностроительный завод», реорганизация взыскателя не производилась.

После установления данного факта судебным приставом-исполнителем в соответствии со ст. 14 ФЗ «Об исполнительном производстве» вынесено постановление о внесение изменений в ранее вынесенное постановление о возбуждении исполнительного производства. Данное постановление направлено сторонам исполнительного производства.

Согласно ст. 30 ФЗ «Об исполнительном производстве» исполнительный документ предъявлен представителем взыскателя без нарушения нормы закона, так как заявление о возбуждении исполнительного производства подписано взыскателем.

Отсутствие расшифровки подписи представителя взыскателя на заявлении не является основанием для отказа в возбуждении исполнительного производства. Кроме того, в рамках исполнительного производства сделан запрос взыскателю о предоставлении надлежащим образом оформленного заявления. Также к данному исполнительному документу была приложена доверенность, в которой прописаны полномочия представителя взыскателя с правом на предъявление исполнительного листа к взысканию.

Таким образом, постановление о возбуждении исполнительного производства вынесено судебным приставом-исполнителем без нарушения требования ФЗ «Об исполнительном производстве».

 

Однако имеется и негативная практика по данной категории дел.

 

Так, ЗАО «Газпром межрегионгаз Санкт-Петербург» обратилось во Всеволожский городской суд Ленинградской области с административными исковыми заявлениями о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя Всеволожского районного отдела УФССП России по Ленинградской области (далее - Всеволожский отдел) Карася П.М., выраженных в вынесении постановлений об отказе в возбуждении исполнительных производств.

В обоснование заявленных требований  ЗАО «Газпром межрегионгаз Санкт-Петербург» указало, что мировым судьей судебного участка № 14 Всеволожского района Ленинградской области выданы судебные приказы о взыскании в пользу ЗАО «Газпром межрегионгаз Санкт-Петербург»  задолженности за предоставленные услуги но газоснабжению.

В июле 2015 года судебным приставом-исполнителем Всеволожского отдела Карасем П.М. вынесены постановления об отказе в возбуждении исполнительных производств на основании того, что предъявленные кисполнению судебные приказы не является исполнительными документами, поскольку в них отсутствует указание на период взыскиваемой задолженности в порядке, предусмотренном п.10 ч.1 ст.127 ГПК РФ.

Решениями Всеволожского городского суда Ленинградской области от 10.11.2015, принятыми по делам № 2а-6753/2015, 2а-6745/2015, 2а-6748/2015,  в удовлетворении вышеуказанных требований ЗАО «Газпром межрегионгаз Санкт-Петербург» отказано.

Административный истец не согласился с указанными решениями Всеволожского городского суда Ленинградской области и обжаловал их в апелляционном порядке.

Судебной коллегии по административным делам Ленинградского областного суда 10.03.2016 решения Всеволожского городского суда Ленинградской области 10.11.2015, принятые по делам № 2а-6753/2015, 2а-6745/2015, 2а-6748/2015 отменены, признаны незаконными действия судебного пристава-исполнителя Всеволожского отдела Карася П.М., выраженные в вынесении постановления об отказе в возбуждении исполнительных производств.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решения Всеволожского городского суда Ленинградской области от 10.11.2015, принятые по делам № 2а-6753/2015,                2а-6745/2015, 2а-6748/2015,  указал следующее.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 31 ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства, если документ не является исполнительным либо не соответствует требованиям, предъявляемым к исполнительным документам, установленным статьей 13 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Ч. 5 ст. 13 ФЗ «Об исполнительном производстве» установлено, что содержание судебного приказа и нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов определяется федеральными законами.

Требования к содержанию судебного приказа установлены в статье 127 ГПК РФ.

В оспариваемых постановлениях судебного пристава-исполнителя Карася П.М. от 27.07.2015 указано, что судебный приказ не является исполнительным документом.

Однако данное постановление не мотивированно и поэтому не является законным.

В период рассмотрения административных исковых заявлений ЗАО «Газпром межрегионгаз Санкт-Петербург» судебный пристав-исполнитель внес изменения в постановления об отказе в возбуждении исполнительных производств.

Установочная часть постановления была дополнена словами: «Исполнительный документ не соответствует требованиям п. 5 ст. 13 ФЗ «Об исполнительном производстве», которая регламентируется ст.127 ГПК РФ».

При этом в постановлениях от 24.09.2015 также не было конкретизировано, каким именно требованиям не соответствуют судебные приказы.

Данное нарушение, по мнению судебной коллегии, является существенным, поскольку лишило взыскателя возможности устранить недостатки в связи с отсутствием указания на них применительно к положениям ст.13 ФЗ «Об исполнительном производстве».

По указанным основаниям оспариваемые постановления судебного пристава-исполнителя Карася П.М. об отказе в возбуждении исполнительных производств, со внесенными в них изменениями, признаны незаконными.

Вместе с тем, судебная коллегия посчитала необходимым высказать суждения, касающиеся вопроса о том, необходимо ли указывать в исполнительном документе период, за который взыскивается задолженность.

П. 10 ч. 1 ст. 127 ГПК РФ определяет, что в судебном приказе указывается период, за который образовалась взыскиваемая задолженность по обязательствам, предусматривающим исполнение по частям или в виде периодических платежей.

При рассмотрении дела установлено, что мировым судьей выданы судебные приказы о взыскании с физических лиц задолженности за предоставленные услуги по газоснабжению. При этом период, за который взыскана задолженность по обязательствам в виде платы за коммунальную услугу по газоснабжению, не был указан.

   Следовательно,  доводы апелляционной жалобы ЗАО «Газпром межрегионгаз Санкт-Петербург» о том, что судебным приказом определено единовременное погашение долга, а не в виде периодических платежей, основаны на неверном понимании норм материального и процессуального права, в связи с чем, признаются несостоятельными.

В соответствии со ст. 154 Жилищного кодекса РФ плата за коммунальные услуги включает в себя, в том числе, и плату за газ, бытовой газ в баллонах.

Согласно статье 155 этого же кодекса плата за жилое помещение и коммунальные услуги вносится ежемесячно.

Основываясь на положениях п. 10 ч. 1 ст. 127 ГПК РФ, плата за газ является обязательством плательщика коммунальной услуги, предусматривающим исполнение в виде периодических платежей.

В данном случае положения материального и процессуального закона, касающиеся необходимости указания в судебном приказе периода, за который взыскивается задолженность, были применены судом первой инстанции правильно.

Таким образом, суд апелляционной инстанции признал постановления судебного пристава-исполнителя об отказе в возбуждении исполнительного производства незаконными, в связи с тем, что они являются не мотивированными. Однако разъяснил, что судебные приказы, в которых отсутствует указание на период взыскания коммунальных платежей, не подлежат исполнению и в таких ситуациях судебным приставам-исполнителям необходимо отказывать в возбуждении исполнительного производства.

3. Оспаривание действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, связанных с вынесением постановлений о взыскании исполнительского сбора

 

Постановления судебных приставов-исполнителей о взыскании исполнительского сбора в отчетном периоде оспаривались 39 раз (13,04 % от общего количества заявлений на постановления, действия (бездействие) должностных лиц службы судебных приставов, принятых к производству судами). Все заявления указанной категории были предъявлены в судебные органы должниками. Одно заявление признано судом обоснованным.

В первом полугодии 2015 года было рассмотрено 41 заявление об оспаривании действий судебных приставов-исполнителей, связанных с вынесением постановлений о взыскании исполнительского сбора (13,89 % от общего количества рассмотренных заявлений данной категории). Также было удовлетворено судом одно заявление.

В качестве оснований для признания незаконными постановлений о взыскании исполнительского сбора, заявителями приводились доводы о том, что:

- отсутствуют доказательства, подтверждающие установление срока для добровольного исполнения требований исполнительного документа;

- должник, оплатив частично задолженность, полагает, что исполнительский сбор взыскиваться судебным приставом-исполнителем не должен;

- отсутствуют доказательства наличия злостности в неисполнении требований исполнительного документа в срок, предусмотренных для добровольного исполнения требований исполнительного документа и др.

 

Так, ОАО «Управляющая компания по жилищно-коммунальному хозяйству Выборгского района Ленинградской области» (далее – Управляющая компания) обратилось в суд административным иском, в обоснование которого указало, что судебным приставом-исполнителем Выборгского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Ленинградской области (далее - Выборгский отдел) Филипенковой М.М. на основании исполнительного листа, вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства в отношении должника Управляющая компания о запрещении эксплуатации лифтов, расположенных в многоквартирных домах. Установлен пятидневный срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа. Судебным приставом-исполнителем Филипенковой М.М. вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора, в связи с неисполнением должником в установленный 5-дневный срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа.

Административный истец счел данное постановление не законным, поскольку им приняты все возможные меры по исполнению требований исполнительного документа, а именно проведен ряд организационных и технических мероприятий, в т.ч. по поиску организации, аккредитованной (уполномоченной) в порядке, установленном РФ для проведения оценки соответствия лифтов, отработавших назначенный срок службы, которой были подготовлены Заключения по результатам оценки (обследования) лифтов о продлении срока безопасной эксплуатации лифтов (возможностью их дальнейшей эксплуатации).

Считает, что при таких обстоятельствах оснований для вынесения оспариваемого постановления у судебного пристава - исполнителя не имелось.

Изучив материалы дела, суд пришел к следующему выводу.

В силу ч. 1 ст. 218 КАС РФ гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего (далее - орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями), если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности. Гражданин, организация, иные лица могут обратиться непосредственно в суд или оспорить решения, действия (бездействие) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, в вышестоящие в порядке подчиненности орган, организацию, у вышестоящего в порядке подчиненности лица либо использовать иные внесудебные процедуры урегулирования споров.

Согласно пункту 2 статьи 227 КАС РФ суд удовлетворяет заявленные требования о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными полностью или в части, если признает их не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца, и возлагает на административного ответчика устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца или препятствия к их осуществлению либо препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов лиц, в интересах которых было подано соответствующее административное исковое заявление.

В соответствии с ч. 1 ст. 121 ФЗ "Об исполнительном производстве" постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства, иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием), в порядке подчиненности и оспорены в суде.

Исходя из вышеуказанных норм закона заявитель, обращаясь в суд с заявлением об оспаривании постановления должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) должен указать и доказать, какие именно его права и законные интересы были нарушены оспариваемым постановлением или действием (бездействием) судебного пристава-исполнителя и указать способ их восстановления.

В силу ст. 2 ФЗ "Об исполнительном производстве" задачей исполнительного производства является правильное и своевременное исполнение судебных актов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Ч. 11 ст. 30 ФЗ "Об исполнительном производстве"  предусмотрено, что если исполнительный документ впервые поступил в службу судебных приставов, то судебный пристав-исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства устанавливает срок для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований и предупреждает должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении срока для добровольного исполнения с взысканием с него исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий, предусмотренных ст. ст. 112 и 116 настоящего Федерального закона.

В силу ч. 12 ст. 30 ФЗ "Об исполнительном производстве" срок для добровольного исполнения составляет пять дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

Положения ч. 1 ст. 105 ФЗ "Об исполнительном производстве" предусматривают, что в случаях неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в срок, установленный для добровольного исполнения, а также неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения.

Согласно ст. 112 ФЗ "Об исполнительном производстве" исполнительский сбор является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае неисполнения им исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа (ч. 1).

Исполнительский сбор устанавливается судебным приставом-исполнителем по истечении срока, указанного в части 1 настоящей статьи, если должник не представил судебному приставу-исполнителю доказательств того, что исполнение было невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. При этом закон не устанавливает каких-либо ограничительных сроков для вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

В соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении от 30.07.2001 № 13-П, взыскание исполнительского сбора производится, если исполнительный документ не исполнен в установленный срок и без уважительных причин. С учетом особенностей публично-правовой ответственности за предусмотренное в п. 1 ст. 81 ФЗ "Об исполнительном производстве" нарушение условий и порядка исполнительного производства, направленного в конечном счете, на принудительное исполнение исполнительного документа, в котором содержаться требования судебных актов и актов других органов о взыскании соответствующих денежных средств, правоприменитель, во всяком случае, обязан обеспечить должнику возможность надлежащим образом подтвердить, что нарушение установленных сроков исполнительных документов вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами, находящимися вне контроля, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения обязанности, вытекающей из предписания п. 1 ст. 81 вышеупомянутого Федерального закона.

Из материалов дела установлено, что факт неисполнения должником судебного решения до настоящего времени подтверждается и в момент рассмотрения настоящего дела.

Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд, руководствуясь положениями ч. 2 ст. 112 ФЗ "Об исполнительном производстве", пришел к выводу о том, что оспариваемое постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора является законным и обоснованным, поскольку какие-либо обстоятельства, оправдывающие не исполнение должником как решения суда, так и требований исполнительного документа, отсутствуют. При этом суд исходил из факта неисполнения должником решения суда, требований, содержащихся в исполнительном документе, отсутствия доказательств, свидетельствующих о невозможности исполнения этих требований вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

 

Однако имеется и негативная практика по данной категории дел.

Так, решением Волосовского районного суда Ленинградской области от 13.11.2015 по делу № 2а-1290/2015 признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя Волосовского районного отдела судебных приставов УФССП России по Ленинградской области Крюковой Ю.В. (далее – Волосовский отдел) о взыскании исполнительского сбора в рамках исполнительного производства                 № 35347/15/47019-ИП.

Суд пришел к соответствующему выводу по следующим основаниям.

Судебным приставом-исполнителем Волосовского отдела Крюковой Ю.В. в рамках исполнительного производства № 35347/15/47019-ИП, возбужденного в отношении Анисимовой К.М., 23.05.2015 вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора в размере 1000 руб. 00 коп.

Частями 11 и 12 ст. 30 ФЗ «Об исполнительном   производстве»   определено,   что если исполнительный документ впервые поступил в службу судебных приставов, то судебный пристав-исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства устанавливает срок для добровольного исполнения должником, содержащихся в исполнительном документе, требований и предупреждает должника о принудительном исполнении указанных требований по истечению срока для добровольного исполнения с взысканием с него исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий, при этом срок для добровольного исполнения не может превышать пять дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства.

В соответствии со ст. 112 ФЗ «Об исполнительном производстве» исполнительский сбор является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае неисполнения им требований исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа, а также в случае неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства. Исполнительский сбор зачисляется в федеральный бюджет. Исполнительский сбор устанавливается в размере семи процентов от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества, но не менее одной тысячи рублей с должника-гражданина.

Доказательства вручения должнику Анисимовой К.М. постановления от 12.03.2015 о возбуждении исполнительного производства № 35347/15/47019-ИП в материалах исполнительного производства отсутствуют.

Из представленных суду судебным приставом-исполнителем сведений следует, что указанное постановление вручено должнику лишь 30.10.2015, т.е. спустя семь месяцев после возбуждения исполнительного производства, в то время как постановление о взыскании исполнительского сбора вынесено судебным приставом-исполнителем 23.05.2015.

При указанных обстоятельствах судом установлено, что судебным приставом-исполнителем не выполнены требования п. 17 ст. 30  ФЗ «Об исполнительном производстве» обязывающие извещать должника об исполнительных действиях и о мерах принудительного исполнения, по месту его регистрации. В связи с чем, суд пришел к выводу, что должник Анисимова К.М. была лишена права на добровольное исполнение, наложенного на него административного взыскания, до взыскания с него исполнительского сбора.

Таким образом, суд пришел к выводу, что требование Анисимовой К.М. о признании  незаконным постановления судебного пристава-исполнителя от 23.05.2015 о взыскании исполнительского сбора, заявлено обосновано и подлежит удовлетворению.

В связи с признанием судом постановления о взыскании исполнительского сбора незаконным, в отношении судебного пристава-исполнителя назначена служебная проверка.

 

4. Обжалование действий должностных лиц службы судебных приставов по аресту имущества, наложению запрета на совершение регистрационных действий.

 

В отчетном периоде действия судебных приставов-исполнителей, связанные с арестом имущества оспаривались 32 раза (10,7 % от общего количества рассмотренных заявлений на постановления, действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей). Удовлетворенных заявлений нет.

За 6 месяцев 2015 года данные показатели составили 41 и 13,9 %  соответственно. Удовлетворенных заявлений также не было.

В текущем году при обращении в суд заинтересованные лица, как правило, ссылались на:

- необоснованное ограничение права пользования и распоряжения арестованным имуществом;

- незаконность наложения ареста на имущество, принадлежащего должнику.

 

Так, Смирнов Максим Игоревич  (далее  –  заявитель) обратился  в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о  признании незаконным и отмене:

-  постановления судебного пристава-исполнителя Василеостровского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных  приставов по Санкт-Петербургу Коваленко Сергея Геннадьевича (далее  –  судебный пристав-исполнитель Василеостровского отдела) о поручении Всеволожскому районному отделу судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Ленинградской области (далее – Всеволожский отдел) составления акта о наложении ареста, 

-  акта судебного пристава-исполнителя Всеволожского отдела Гулева А.С. о наложении ареста (описи имущества) от 14.03.2016.

В рамках рассмотрения дела судом установлено, что постановлением от 16.09.2015 судебный пристав-исполнитель Василеостровского отдела в целях обеспечения исполнения требований исполнительного листа наложил запрет регистрационных действий в отношении,  принадлежащей должнику, квартиры. Это постановление было направлено приставом в Управление Росреестра по Ленинградской области и было получено последним 02.10.2015, однако исполнено регистрирующим органом не было, что следует из представленной им копии регистрационного дела.

Из материалов дела следует, что вышеуказанная квартира  впоследствии  была отчуждена должником  в пользу его сына Смирнова М.И., являющегося заявителем по настоящему делу, по договору дарения от 05.10.2015, о чем в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 26.10.2015 сделана соответствующая запись, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации  права.

В рамках  спорного  исполнительного производства судебный пристав-исполнитель Василеостровского отдела вынес постановление о поручении Всеволожскому отделу составление акта о наложении ареста (описи имущества) в отношении спорной квартиры.

Во исполнение вышеуказанного постановления судебным приставом-исполнителем Всеволожского отдела  был составлен акт о наложении ареста (описи имущества), согласно которому произведен арест  спорной  квартиры. Также, актом установлен особый режим хранения имуществом  -  без права переоформления.

Заявитель, полагая, что обжалуемые постановление и акт не соответствуют требованиям статьи 80 ФЗ «Об исполнительном производстве», предусматривающей наложение ареста только в отношении имущества, принадлежащего должнику, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании их незаконными.

Согласно ст. 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в  сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу ч. 2 ст. 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый

ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

То есть, исходя из приведенных выше положений ч. 1 ст. 198, ч. 2 ст. 201 АПК РФ, для процедуры рассмотрения заявлений в порядке гл. 24 АПК РФ законодателем установлено специальное правило, определяющее исход рассмотрения судом таких заявлений. В соответствии с этим правилом, сама по себе констатация факта нарушения государственным органом норм закона не является основанием для удовлетворения судом заявления об оспаривании действий (бездействия) этого должностного лица государственного органа. Для признания арбитражным судом незаконным действия (бездействия) государственного органа необходимо наличие одновременно двух юридически значимых обстоятельств: несоответствие этого действия (бездействия) закону или иным нормативным правовым актам и нарушение этим действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Однако  при наличии спора о праве на имущество,  на которое наложен арест,

применительно к спорному правоотношению, заявитель должен был использовать иной способ защиты нарушенного права, а именно:  обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста или исключения его из описи в рамках  статьи 119 ФЗ «Об исполнительном производстве», а не об оспаривании актов о наложении ареста. Требований, мотивированных статьей 119 вышеуказанного закона, заявителем не представлено.

В соответствии с  абзацем 2  и  3 пункта 50  Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности  и других вещных прав по смыслу  статьи 119  Федерального закона "Об исполнительном производстве" при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов на имущество,  не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности не владеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста.

Вместе с тем заинтересованные лица не имеют права на удовлетворение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об аресте (описи) этого имущества, поскольку при рассмотрении таких заявлений должник и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество, будучи привлеченными к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ограничены в заявлении возражений и представлении доказательств.

Таким образом, установлен судебный порядок освобождения имущества от ареста или исключения его из описи, следовательно, в компетенцию судебного пристава не входит правовая оценка представленных документов на соответствие их закону или иному правовому акту.

При таких обстоятельствах заявление удовлетворению не подлежит.

Более того суд отметил следующее.

Как уже было указано выше, пристав, обладая сведениями о наличии у должника на праве собственности спорной квартиры, постановлением от 16.09.2015 объявил в отношении нее запрет регистрационных действий.  Это постановление было направлено приставом в Управление Росреестра по Ленинградской области и было получено последним 02.10.2015, однако исполнено регистрирующим органом не было, что следует из представленной им копии регистрационного дела.

Учитывая это, Управление Росреестра по Ленинградской области не могло 26.10.2015 (то есть спустя 24 дня с момента получения вышеуказанного постановления о запрете) проводить государственную регистрацию дарения спорной квартиры.

При таких обстоятельствах, у судебного пристава-исполнителя Василеостровского отдела имелись не только правовые основания, но и обязанность наложить арест, поручив совершение соответствующих исполнительных действий приставу Всеволожского отдела с учетом территориальной подведомственности,  с последующим обращением взыскания на спорное имущество, в соответствии с положениями статей 14, 33, 69, 80 ФЗ «Об исполнительном производстве», а также принимая во внимание определенные в статьях 2,4 этого закона принципы и задачи исполнительного производства и отсутствие у должника иного имущества.

При таких обстоятельствах суд отказал в заявленных требованиях.

 

5. Обжалование действий судебных приставов-исполнителей по обращению взыскания на денежные средства.

 

В отчетном периоде действия судебных приставов-исполнителей, связанные с  обращением взыскания на денежные средства оспаривались 23 раза (7,69 % от общего количества рассмотренных заявлений на постановления, действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей). Удовлетворенных заявлений нет.

За 6 месяцев 2015 года данные показатели составили 17 и 5,76 %  соответственно. Удовлетворенных заявлений также не было.

В текущем году при обращении в суд заинтересованные лица, как правило, ссылались на:

- нарушение очередности удовлетворения требований взыскателей при обращении взыскания на денежные средства;

- обращение взыскания на денежные средства, находящиеся на банковском счете, которые поступают с места работы должника.

 

Так, Гилинская Г.Я. обратилась в Гатчинский городской суд Ленинградской области с заявлением, которым просила признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя Гатчинского районного отдела судебных приставов УФССП России по Ленинградской области (далее - Гатчинский отдел) по обращению взыскания на  пенсию в 100 % размере с пенсионного счета; по обращению взыскания на денежные средства без направления должнику постановления о возбуждении исполнительного производства; по обращению взыскания на денежные средства, совершенные после отмены судебного акта и без направления должнику постановления о возобновлении исполнительных действий.

В обоснование требований указала, что она получает пенсию на социальную карту. В ноябре 2015 года вместе с сообщением о зачислении пенсии она получила сообщение о взыскании по требованию судебных органов денежных средств в размере задолженности. На ее карте таких денег не было, поэтому предстоящие поступления были заблокированы для исполнения. В связи с этим она не могла получить пенсию. Просила суд признать действия судебных приставов-исполнителей незаконными, так как она не получала постановлений о возбуждении исполнительных производств. Кроме того, по мнению административного истца при обращении взыскания на денежные средства, перечисляемые на банковскую карту, судебный пристав-исполнитель не принял во внимание источник и назначение денежных средств, в результате чего его действия являются незаконными. Кроме того, незаконные действия судебного пристава лишили ее возможности своевременно обратиться в суд для получения рассрочки или отсрочки исполнения судебного акта. Взыскание всех принадлежащих ей денег лишает ее средств к существованию и возможности своевременно погасить кредиты в банках.

Решением Гатчинского городского суда Ленинградской области от 4 февраля 2016 года в удовлетворении заявления Гилинской Г.Я. отказано.

Судебная коллегия по административным делам Ленинградского областного суда оставила судебный акт первой инстанции без изменения, указав на следующее.

В соответствии с ч. 17 ст. 30 ФЗ «Об исполнительном производстве» копия постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства не позднее дня, следующего за днем вынесения указанного постановления, направляется взыскателю, должнику, а также в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ.

Постановления о возбуждении исполнительных производств судебным приставом-исполнителем направлены в адрес должника и взыскателя заказными письмами с уведомлением о вручении. В почтовом уведомлении о вручении имеется отметка номеров исполнительных производств, которые соответствуют номерам исполнительных производств, возбужденных в отношении должника. Заказное письмо получено лично должником.

Таким образом, судебным приставом - исполнителем соблюдена обязанность по направлению должнику копий постановлений о возбуждении исполнительного производства и их неполучении опровергаются материалами дела.

Судебным приставом-исполнителем направлен запрос в банк с целью установления лицевых, расчетных, депозитных, ссудных и иных счетов, на который получен ответ о наличии денежных средств на счете, принадлежащем должнику, при этом в ответе на запрос вид счета, сведения о перечислении на него пенсионных денежных средств отсутствовали.

Кроме того, в период рассмотрения дела постановлением судебного пристава-исполнителя отменены меры по обращению взыскания на денежные средства, находящиеся на счете в банке.

В соответствии с п. 3 ст. 69 ФЗ «Об исполнительном производстве» судебным приставом-исполнителем может быть наложен арест, а также обращено взыскание на денежные средства должника, которые находятся в банке или иной кредитной организации, в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

Из приведенной нормы права следует, что обязанностью судебного пристава-исполнителя является надлежащее, своевременное и полное исполнение судебного решения. Поскольку в отношении заявителя возбуждено исполнительное производство, судебный пристав-исполнитель в целях исполнения исполнительного документа вправе совершать, предусмотренные законом, исполнительные действия.

Обращение взыскания на денежные средства должника, находящиеся в банке, права административного истца не нарушает, поскольку Гилинская Г.Я. являясь должником по исполнительному производству, обязана была выполнить требования исполнительного документа, однако она этого не сделала.

Поскольку исполнительный документ, на основании которого возбуждено исполнительное производство в отношении заявителя, содержал требование об имущественном взыскании, в пределах установленного судебным приставом-исполнителем срока для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, должник их не исполнил, обращение взыскания на денежные средства должника, как мера принудительного исполнения была применена судебным приставом-исполнителем обоснованно.

При этом довод Гилинской Г.Я. о том, что обращение взыскания на пенсионные денежные средства, не учитывая установленное законом ограничение – удержано может быть не более 50 % страховой пенсии, судебная коллегия во внимание не приняла по следующим основаниям.

По общему правилу, при исполнении исполнительного документа (нескольких исполнительных документов) с должника-гражданина может быть удержано не более пятидесяти процентов заработной платы и иных доходов (ч. 2 ст. 99 ФЗ «Об исполнительном производстве»). Аналогичное правило установлено и в отношении размера удержания из страховой пенсии гражданина, которое может производиться, в том числе на основании исполнительных документов (ч. 3 ст. 29 ФЗ «О страховых пенсиях»).

По смыслу ч. 2 ст. 99 ФЗ «Об исполнительном производстве» во взаимосвязи с его статьей 4, конкретный размер удержания из заработной платы и иных доходов должника при исполнении исполнительного документа подлежит исчислению с учетом всех обстоятельств данного дела, при неукоснительном соблюдении таких принципов исполнительного производства как уважение чести и достоинства гражданина и неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи (Определения Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 года № 1325-О-О, от 15 июля 2010 года № 1064 О-О).

Эти требования закона судебным приставом-исполнителем нарушены не были, т.к. при обращении взыскания на денежные средства должника судебные приставы-исполнители не имели сведений о статусе счета, принадлежащего должнику, действовали в соответствии с требованиями закона и в пределах компетенции. При отсутствии сведений о добровольном исполнении должником требований исполнительного документа, судебные приставы-исполнители правомерно вынесли постановления об обращении взыскания на денежные средства должника. В настоящее время постановления об обращении взыскания судебными приставами-исполнителями отменены. Денежные средства по исполнительным производствам со счета должника не списывались. В то же время сама Гилинская Г.Я. не уведомила судебных приставов о назначении денежных средств, поступающих на ее пенсионный счет. Кроме того, пенсия не является ее единственным доходом, так как она работает и получает заработную плату.

Судебная коллегия, учитывая фактические обстоятельства дела, пришла к выводу о том, что обжалуемые решения, действия (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов не содержат всей совокупности условий, предусмотренных ч. 1 ст. 218 КАС РФ, позволяющих суду оценить их как решения, действия (бездействия) должностного лица, которыми нарушены права и свободы гражданина; созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод; на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности. С учетом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу о том, что предусмотренных ст. 310 КАС РФ оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

 

6. Оспаривание постановлений, действий (бездействия) иных должностных лиц службы судебных приставов (за исключением судебных приставов-исполнителей и приставов по ОПУДС).

 

В первом полугодии 2016 года судами РФ принято к производству 27 заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов (за исключением судебных приставов-исполнителей и приставов по ОУПДС), что составило 9,03 % от общего количества заявлений на постановления, действия (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов. Удовлетворенных заявлений данной категории не имеется.

За аналогичный период прошлого года судами принято к своему производству 25 заявлений данной категории (8,47 % от общего количества, поступивших заявлений об обжаловании бездействия иных должностных лиц службы судебных приставов). Удовлетворенных судами заявлений также не было.

В первом полугодии 2016 года максимальное количество заявлений данной категории (в 13 случаях) поступило от сторон исполнительного производства о признании незаконным бездействия начальников структурных подразделений, выраженного в ненадлежащем контроле за деятельностью судебных приставов-исполнителей вверенного им отдела.

 

Так, ООО "Агро-Эксперт" (далее  –  заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области (дело № А56-23581/2016) с заявлением о признании незаконным бездействия старшего судебного пристава Лужского районного отдела судебных приставов УФССП России по Ленинградской области (далее – Лужский отдел) Антоновой С.Н. по отсутствию контроля за работой подчиненных ей должностных лиц по заявлению ООО "Арго-Эксперт" о возбуждении исполнительного производства в отношении ЗАО «Новое время»; действий судебного пристава Лужского отдела Золотовой С.Н., выразившихся в ненадлежащем розыске имущества, подлежащего взысканию, несвоевременном истребовании документов учета его имущества, в непринятии мер по привлечению руководителя должника к административной и уголовной ответственности, в не наложении ареста на наиболее ликвидное имущество должника, а также нарушение основного принципа исполнительного производства  -  своевременность совершения исполнительных действий; обязании судебного пристава-исполнителя Золотовой Л.А. осуществить арест наиболее ликвидного имущества должника на всю сумму исполнительного производства, реализовать его и выплатить ООО «Агро-Эксперт» сумму задолженности, установленную решением суда.

Решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16.06.2016 № А56-23581/2016 в удовлетворении требований ООО «Агро-Эксперт» отказано. Суд пришел к соответствующему выводу, в связи с тем, что материалами исполнительного производства подтверждается, что судебным приставом-исполнителем Лужского отдела в соответствии с ФЗ «Об исполнительном производстве» совершаются все  необходимые и возможные исполнительные действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Судом установлено, что в рамках исполнительного производства № 5944/16/47029-ИП совершены выходы в адрес фактического нахождения должника, сделаны запросы и получены ответы о наличии имущества, списываются денежные средства с банковского счета должника для погашения долга, наложен арест на автотранспортные средства должника, для оценки данного имущества привлечен специалист.

Согласно статье 10 ФЗ «О судебных приставах» начальник Лужского отдела Антонова С.Н. должна осуществлять общее руководство и контроль за своевременным, полным и правильным исполнением исполнительных документов, по принудительному исполнению судебных актов, применение мер принудительного исполнения и иных мер на основании соответствующего исполнительного документа.

Поскольку материалами исполнительного производства № 5944/16/47029-ИП подтверждается отсутствие бездействия со стороны судебного пристава-исполнителя, соответственно начальником Лужского отдела Антоновой С.Н. не было допущено неправомерного бездействия или злоупотребления правами в ходе указанного исполнительного производства.

 

7. Обжалование действий должностных лиц службы судебных приставов по оценке арестованного имущества.

 

За отчетный период постановления судебных приставов-исполнителей о принятии результатов оценки в отчетном периоде оспаривались 12 раз (4,01 % от общего количества заявлений на действия судебных приставов-исполнителей, принятых к производству судами). Обоснованных судом заявлений указанной категории не было.

В первом полугодии 2015 года было принято к рассмотрению 14 заявлений об оспаривании действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, связанных с вынесением постановлений об оценке имущества или имущественного права должника (4,74 % от общего количества рассмотренных заявлений на действия судебных приставов-исполнителей). Удовлетворенных заявлений также не было.

   Основным доводом заявителей, при предъявлении таких требований, является принятие судебным приставом-исполнителем недостоверного отчета оценщика, несоответствие оценки арестованного имущества его рыночной стоимости.

Так, ЗАО "Ладожский Домостроительный Комбинат" (далее -  заявитель, общество, должник) обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления судебного пристава-исполнителя Волховского районного отдела  судебных приставов УФССП России по Ленинградской области Новиковой Л.М.  (далее -  судебный пристав-исполнитель)  от 28.12.2015 о принятии результатов оценки в рамках исполнительного производства от 15.09.2015 № 33500/15/47020-ИП, о признании недействительным отчета об оценке стоимости недвижимого имущества, принадлежащего должнику в соответствии с п.1 ст.85 ФЗ «Об исполнительном производстве», выполненного ООО «Центр оценки «РОСЛЕКС».

Отказывая в удовлетворении требований, суд исходил из соответствия оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя требованиям Закона об исполнительном производстве, Закона об оценочной деятельности, отсутствия нарушений прав и охраняемых законом интересов общества в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности. Кроме того, суд в своем решении указал на следующее.

В соответствии с пунктом 5 Приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 24.08.1999 № 248 конфискованное и арестованное имущество, предназначенное для реализации, подлежит обязательной оценке. В случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, для оценки имущества привлекается специалист (специализированная организация). Статьей 2 ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" установлено, что оценочная стоимость имущества представляет собой рыночную стоимость этого имущества. Право и порядок обжалования достоверности величины стоимости объектов оценки, установленной в отчете оценщика, закреплены в статье 13 ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", согласно которой в случае наличия спора о достоверности величины рыночной или иной стоимости объекта оценки, установленной в отчете, в том числе и в связи с имеющимся иным отчетом об оценке этого же объекта, указанный спор подлежит рассмотрению судом, арбитражным судом в соответствии с установленной подведомственностью, третейским судом по соглашению сторон спора или договора в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность.

Суд установил, что рыночная стоимость арестованного имущества определена

специалистом  ООО "Центр оценки "РОСЛЕКС"  в соответствующем отчете  и принята судебным приставом-исполнителем постановлением. Отчет независимого оценщика в соответствии с пунктом 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.05.2005 № 92 "О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком" является одним из доказательств по делу.

Исходя из положений статьи 12 ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" отчет независимого оценщика, составленный по основаниям и в порядке, предусмотренном названным Законом, признается документом, содержащим сведения доказательственного значения, а итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в таком отчете,  -  достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если законодательством Российской Федерации не определено или в судебном порядке не установлено иное.

Согласно отчету об оценке рыночная стоимость  4  единиц  кранов

составляет 1 539 830,51 руб. при этом, оценщиком-экспертом использовалось определение стоимости объекта оценки с учетом всех факторов, имеющих значение для правильного определения рыночной стоимости недвижимого имущества. Отчет составлен в соответствии с ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", Федеральными стандартами оценки, утвержденными Приказом Минэкономразвития России от 20 июля 2007 года  №  254 (Требования к отчету об оценке (ФСО  №  3), №  255 (Цель оценки и виды стоимости (ФСО№  2), №  256 (Общие понятия оценки, подходы к оценке и требования к проведению оценки ФСО № 1).

В отчете представлено изложение полученной информации, расчетов и анализа, проведенных в ходе оценки.

Оценка имущества произведена с учетом физических характеристик объекта и его конструкции (в соответствии с техническим паспортом  и визуальным осмотром), оценщик в процессе своей деятельности руководствовался  Федеральный стандарт оценки «Общие понятия оценки, подходы и требования к проведению оценки (ФСО № 1)», обязательный к применению при осуществлении оценочной  деятельности, утвержденный приказом Минэкономразвития России от 20.05.2015  № 297; Федеральный стандарт оценки «Цель оценки и виды стоимости (ФСО № 2)»,

обязательный к применению при осуществлении оценочной деятельности, утвержденный приказом Минэкономразвития России от 20.05.2015  № 298; Федеральный стандарт оценки «Требования к отчету об оценке (ФСО № 3)», обязательный к применению при осуществлении оценочной деятельности, утвержденный приказом Минэкономразвития России от 20.05.2015 № 299; Федеральный стандарт оценки «Оценка стоимости машин и оборудования (ФСО  №  10)», обязательный к применению при осуществлении оценки стоимости машин и

оборудования, утвержденный приказом Минэкономразвития России от 01.07.2015 № 328.

В данном случае величина рыночной стоимости, определенная независимым

оценщиком в рамках исполнительного производства на основании статьи 12 ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", носит рекомендательный характер и не является обязательной.

При этом в отчете назначение оценки  указано:  предполагается,  что результата проведенной оценки будет использован для целей оцениваемого имущества в рамках исполнительного производства.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.07.2001 № 519 "Об утверждении стандартов оценки" утверждены стандарты оценки, обязательные к применению субъектами оценочной деятельности, согласно которым, а также в соответствии со статьей 3 Федерального закона "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", "рыночная стоимость объекта оценки"  -  наиболее вероятная цена, по  которой объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства".

Определение рыночной стоимости имущества производилось для целей осуществления принудительной реализации имущества должника в рамках исполнительного производства.

Оценщик осуществляет необходимые расчеты того или иного вида стоимости

объекта оценки с учетом полученных количественных и качественных характеристик объекта оценки, результатов анализа рынка, к которому относится объект оценки, а также обстоятельств, уменьшающих вероятность получения доходов от объекта оценки в будущем (рисков), и другой информации (п. 17 раздела 3 Стандартов оценки).

Поскольку данные обстоятельства были известны оценщику, оценщик обоснованно самостоятельно выбрал конкретный метод оценки и произвел расчет рыночной стоимости имущества должника с применением затратного подхода. К отчету приложены сертификаты и лицензии  ООО "Центр оценки "РОСЛЕКС", образовательные документы оценщика, оценка проведена на основании государственного контракта на выполнение работ по оценке арестованного имущества.

С учетом изложенных обстоятельств суд сделал вывод о том, что отчет об оценке стоимости недвижимого имущества  и  постановление судебного пристава-исполнителя о принятии результатов оценки  по исполнительному производству  соответствует  положениям ФЗ "Об исполнительном производстве".

Каких-либо доказательств, подтверждающих обоснованность доводов о недостоверности оценки рыночной стоимости спорного имущества либо об избрании оценщиком не того метода оценки, заявитель в нарушение положений статей 9, 65, 68 АПК РФ в материалы дела не предоставил.

Суд, с учетом доказательств по делу, доводов представителей сторон, изучения отчета об оценке, пришел к выводу, что в сложившейся ситуации, наличие спора о достоверности величины рыночной стоимости объекта оценки не является безусловным основанием для проведения экспертизы в соответствии со статьей 82 АПК РФ, поскольку в силу указанной нормы арбитражного процессуального законодательства назначение экспертизы является правом арбитражного суда.

 

8. Обжалование действий судебных приставов - исполнителей по ограничению пользования должникам специального права.

 

С 15.01.2016 вступил в силу Федеральный закон от 28.11.2015 № 340-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об исполнительном производстве" и отдельные законодательные акты Российской Федерации", в соответствии с которым судебные приставы-исполнители наделяются полномочием по установлению временного ограничения на пользование должником специальным правом.

За первое полугодие 2016 года судебными приставами – исполнителями достаточно активно применялась указанная мера, в связи с чем, должниками в суды Ленинградской области поступило 2 заявления данной категории. Ни одного заявления удовлетворено не было.

 Так, решением Волховского городского суда Ленинградской области от 26.02.2016 по делу № 2а-446/2016, оставленным без изменения определением судебной коллегии по административным делам Ленинградского областного суда от 16.05.2016,  отказано в удовлетворении требований Удальцовой Е.В. о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя Волховского районного отдела судебных приставов УФССП России по Ленинградской области (далее – Волховский отдел) от 21.01.2026 о временном ограничении на пользование специальным правом.

В обоснование заявленных требований Удальцова Е.В. указала, что право управления транспортным средством ей необходимо для выполнения должностных обязанностей, установление указанного ограничения лишает её средств к существованию.

Отказывая Удальцовой Е.В. в удовлетворении вышеуказанного требования Волховский городской суд Ленинградской области и Ленинградский областной суд  указали следующее.

На принудительном исполнении в Волховском отделе находится исполнительное производство № 26945/12/20/47-СД, возбужденное в отношении Удальцовой Е.В.

Удальцова Е. В. с 01.12.2015 принята на должность администратора кафе в ООО «Святовит», учредителем которого она является, согласно должностной инструкции предусмотрен разъездной характер работы с обязанностью выезда на объекты для заключения договоров, необходимых для осуществления финансово-коммерческой деятельности предприятия.

В соответствии со ст. 67.1 ФЗ «Об исполнительном производстве» под временным ограничением на пользование должником специальным правом понимается приостановление действия предоставленного должнику в соответствии с законодательством Российской Федерации специального права в виде права управления транспортными средствами (автомобильными транспортными средствами, воздушными судами, судами морского, внутреннего водного транспорта, мотоциклами, мопедами и легкими квадрициклами, трициклами и квадрициклами, самоходными машинами) до исполнения требований исполнительного документа в полном объеме либо до возникновения оснований для отмены такого ограничения.

Временное ограничение на пользование должником специальным правом не может применяться в случае:

1)  если установление такого ограничения лишает должника основного законного источника средств к существованию;

2)  если использование транспортного средства является для должника и проживающих совместно с ним членов его семьи единственным средством для обеспечения их жизнедеятельности с учетом ограниченной транспортной доступности места постоянного проживания;

3)  если должник является лицом, которое пользуется транспортным средством в связи с инвалидностью, либо на иждивении должника находится лицо, признанное в установленном законодательством Российской Федерации порядке инвалидом I или II группы либо ребенком-инвалидом;

4)   если сумма задолженности по исполнительному документу
(исполнительным документам) не превышает 10 000 рублей;

5) если должнику предоставлена отсрочка или рассрочка исполнения
требований исполнительного документа.

В соответствии с пунктом 15.1 части 1 статьи 64 ФЗ «Об исполнительном производстве» исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе, при этом одним из способов воздействия на должника является право судебного пристава-исполнителя устанавливать временные ограничения на пользование должником специальным правом, предоставленным ему в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Именно поэтому часть 2 статьи 67.1 ФЗ «Об исполнительном производстве», предоставляя судебному приставу-исполнителю право вынести по заявлению взыскателя или собственной инициативе постановление о временном ограничении на пользование должником специальным правом, устанавливает в качестве обязательного дополнительного условия для вынесения такого постановления неисполнение должником-гражданином или должником, являющимся индивидуальным предпринимателем, в установленный для добровольного исполнения срок без уважительных причин содержащихся в исполнительном документе требований о взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью.

При рассмотрении требований Удальцовой Е.В., судами установлено, что Удальцова Е.В., будучи уведомленной надлежащим образом о возбуждении в отношении неё в Волховском отделе исполнительных производств, ни в установленный судебным приставом-исполнителем Волховского отдела, ни в последующем, требования исполнительных документов не исполнила.

Суды также приняли во внимание, что административным истцом не представлено допустимых и достоверных доказательств, что установление в отношении неё ограничения на пользование специальным правом на управление транспортными средствами лишает истца основного законного источника средств к существованию, поскольку она принята на должность администратора кафе, в обязанности которого не входит управление транспортными средствами. Указание в должность инструкции на разъездной характер работ с обязанностью выезда на объекты для заключения договоров, необходимых для осуществления финансово-коммерческой деятельности предприятия, также не свидетельствует о том, что в обязанности заявителя входит управление транспортными средствами, поскольку выезд на объекты для заключения договоров может быть осуществлен истцом на рейсовом автобусе, такси или ином виде транспорта.

Поскольку материалами исполнительного производства подтверждается, что, зная о возбуждении исполнительных производств, об установлении срока для добровольного исполнения требований исполнительных документов и о последствиях неисполнения таких требований в предоставленный срок, должник не совершил действий, направленных на осуществление выплат для исполнения требований исполнительных документов, у судебного пристава-исполнителя Волховского отдела имелись предусмотренные законом основания для применения временного ограничения на пользование должником специальным правом управления транспортными средствами, что отвечает целям применения указанной меры.

Должником не представлено суду доказательств того, что неисполнение им исполнительных документов вызвано чрезвычайными, объективно непреодолимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне его контроля, при соблюдении им той заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения своих обязанностей.

Таким образом, Волховский городской суд Ленинградской области и Ленинградский областной суд пришли к выводу, что судебный пристав-исполнитель Волховского отдела Бердута О. П. при вынесении обжалуемого постановления от 21.01.2016 о временном ограничении на пользование должником специальным правом, действовала в пределах своих полномочий и в соответствии с нормами действующего законодательства Российской Федерации в целях обеспечительной меры принудительного исполнения судебного решения.

 

Подводя итоги, необходимо отметить следующее.

В целях сокращения числа заявлений, признанных судами обоснованными, Управлением осуществляется постоянный контроль за ведением судебными приставами-исполнителями исполнительных производств, принятием всех законных мер по восстановлению нарушенных прав граждан и организаций.

Специалистами отдела правового обеспечения периодически проводятся учебные занятия с судебными приставами-исполнителями по их подготовке и участию в судебных заседаниях по заявлениям об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов.

В случае несогласия с принятым решением суда о признании постановлений, действий (бездействия) судебного пристава незаконными принимается исчерпывающий комплекс мер по обжалованию состоявшегося судебного акта.

По каждому факту удовлетворения заявления об обжаловании постановления, действия (бездействие) должностных лиц УФССП России по Ленинградской области перед руководителем ставится вопрос о привлечении виновных лиц к дисциплинарной ответственности.

 

Отдел правового обеспечения

Время создания документа: 11 октября 2016 10:12

Версия для печати